Что нами движет в любви? Биохимия процессов.

08/10/2013

На днях открыл для себя настолько интересный блог Стелазина, что застрял за чтением поста про любовь и отправился спать сильно позднее обычного. Дальше я начну сыпать цитатами, которые мне показались наиболее интересными.

Крайне интересны процессы, связанные с любовью мужчины к женщине, родительской, материнской (окситоцин). Вот уж не думал, что и это можно объяснить.

Кроме того, на ранних стадиях романической влюбленности достоверно растет фактор роста нейронов (NGF). Фактор роста нейронов,- ключевой нейротрофин, участвует в механизмах синаптической пластичности и образовании связей между нейрональными комплексами, важен в процессах научения, важен в формировании социальной иерархии по шкале доминантные/субмиссивные особи. NGF растет на ранних стадиях романической любви, затем возвращается к норме, причем его концентрация коррелирует с интенсивностью любовного переживания и вовлеченностью человека в происходящее. Окситоцин и вазопрессин связаны с влечением и развитием прочных социальных связей. Значительное количество окситоцина выбрасывается во время оргазма (для обоих полов). Кроме того, у женщин концентрация окситоцина повышается во время родов, что частично облегчает этот болезненный процесс (что все равно неприятно, но без окситоцина было бы гораздо хуже). Еще окситоцин повышен во время грудного вскармливания, и создает базис для материнской любви. Вазопрессин важен для мужчин в плане социального поведения, в частности,- агрессии в отношении других мужчин.

Помимо противотревожного и обезболивающего действия, окситоцин поэтически называют «гомоном правды», потому что он способен обострять чувство справедливости (у людей, про мышей не знаю). Кроме того, окситоцин подавляет естественную настороженность и недоверие к чужакам (неофобию), что может быть важно на ранних стадиях романтической любви. В то же время, вазопрессин у самцов обостряет внутривидовую агрессию и конкуренцию с другими самцами (что опять же, может быть важно на ранних стадиях романтической любви).

При этом, инсула это корковый контроль, а непосредственно сексуальное возбуждение обеспечивают D1-дофаминовые рецепторы паравентрикулярных ядер гипоталамуса. Эти гипоталамические области активируются при романтических переживаниях, равно как и при простом сексуальном влечении, но не активны при переживаниях родительской любви,- судя по всему, эротическую составляющую организуют именно они.

Что тут важно понимать? У человека существует одна система вознаграждения на все случаи жизни. У нас нет поощрительных структур отдельно для секса, отдельно для покушать, отдельно для развести бандерлогов на 4й срок. Это все общая схема. Какие мы удовольствия получаем на выходе,- это уже зависит от внутреннего баланса, от интенсивности и смещения равновесия к разным отделам, от вовлеченности дополнительных структур и прочая. Но общий принцип един.

Очевидно, что любовное переживание,- это сложная многоуровневая конструкция, куда входит самые разные структуры, от высших отделов лобной коры до рептильного ствола мозга.

Reward system делает мотивацию из всего, ей без разницы. Можно на пищевом поведении, можно на социальной иерархии, можно на поисковом поведении. В каких-то пределах эти комплексы мотиваций могут сосуществовать, при ярко выраженной интенсивности они начинают конкурировать и вытеснять друг друга, потому как мощности системы не безграничны. Это общее правило для всех людей. Из чего именно конкретный отдельный человек сделает себе сверхпоощрение,- дело десятое. Это может быть власть, или творчество, или деньги, или слава, или воспитание детей, или химические вещества, или что угодно. Или любовь.

Так что биохимия, как водится, многое объясняет. Горячо рекомендую к прочтению источник.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*